«Pro bono»

Комплексная социальная юридическая помощь («pro bono») — оказание безвозмездной юридической помощи лицам, находящимся в затруднительном социальном и финансовом положении, заключающейся в правовом сопровождении клиента с момента его обращения за юридической помощью до принятия итогового правового решения по делу (разрешения правовой ситуации).

Одним из ключевых признаков правового государства является наличие эффективного правового механизма, обеспечивающего доступ граждан к правосудию. Однако не все граждане могут позволить юридическую консультацию или услуги адвоката, поэтому в мировой практике существуют различные формы поддержки таких слоев населения. Одной из таких форм является оказание бесплатной юридической помощи.

Так, к примеру, в западной доктрине институт юридической помощи связывают с концепцией государства всеобщего благосостояния, которая основана на принципах равенства возможностей, справедливого распределения богатства и общественной ответственности за граждан, которые не могут обеспечить себе минимальные условия достойного уровня жизни.

Правовая помощь является важной составляющей закрепленного в статье 6 Европейской Конвенции по правам человека гарантированного права граждан на справедливое судебное разбирательство.

Правовая помощь является основным инструментом в предоставлении доступа к правосудию путем обеспечения равенства перед законом, права на адвоката, права на справедливое судебное разбирательство. В европейских странах и США правовая помощь характеризуется как предоставление помощи гражданам, которые по каким-либо причинам (в особенности по финансовым) не могут позволить себе представителя и доступ к системе правосудия.

Любой человек имеет право на бесплатную юридическую помощь, если им удовлетворяются два условия. Во-первых, это отсутствие достаточных средств для оплаты юридической помощи, и, во-вторых, когда этого требуют интересы правосудия («проверка обстоятельств дела»). Эти два условия определены как в пункте 3(с) статьи 6 Европейской конвенции по правам человека (ЕКПЧ), так и в пункте 3(d) статьи 14 Международного пакта по гражданским и политическим правам.

В иностранной доктрине в сфере предоставления юридической помощи выделяют 2 концепции «во благо общества»: pro deo и pro bono. Основное различие между двумя концепциями состоит в том, что в случае pro deo судебные издержки, оплату услуг адвоката частично или полностью берет на себя государство (state subsidized legal aid), в случае pro bono правовая помощь оказывается адвокатами или юридическими фирмами на бесплатной основе.

«Pro bono» происходит от латинской фразы «pro bono publico», что означает «для общественного блага». И хотя слово можно использовать в разном контексте, применительно к юриспруденции оно означает предоставление юридических услуг на бесплатной или значительно уменьшенной платной основе, без ожидания коммерческой прибыли.

Оказание юридических услуг pro bono не оплачивается государством, но оказывается юридическим сообществом на добровольных началах и является элементом социальной ответственности юридической профессии. Следует также особо отметить, что услуги pro bono не могут оказываться по принуждению, так как это право, а не обязанность.

При этом следует понимать, что юридическая помощь pro bono не является простой юридической консультацией, которая может быть оказана просто по телефону. Это весь комплекс услуг, заключающийся в ведении дела или юридической помощи от начала до самого конца. Таким образом, в случае с pro bono речь будет идти именно о комплексной юридической помощи.

В вопросе рассмотрения услуг pro bono как комплексной и социальной помощи примечателен опыт России. Так, Федеральным законом РФ «О бесплатной юридической помощи» от 21.11.2011 г. №324-ФЗ был закреплен правовой механизм института бесплатной юридической помощи. В настоящее время в России она оказывается в двух формах:

1. Бесплатная юридическая помощь на основе заключения соглашения об оказании бесплатной юридической помощи;
2. Безвозмездная правовая помощь.

При этом оказание безвозмездной правовой помощи pro bono осуществляется адвокатами на добровольных началах, и предусматривает, что адвокат или адвокатское образование сами определяют объем и порядок оказания бесплатной юридической помощи, на безвозмездной основе, определенное количество часов в год или определенным категориям лиц.

Оказание услуг pro bono не является обязательным, но данные об оказанных услугах публикуются, что служит хорошей рекламой самих юристов, адвокатов и юридических фирм.

Услуги pro bono должны оказываться:

1) лицам, находящимся в трудной жизненной ситуации в соответствии с Законом Республики Казахстан «О специальных социальных услугах» (сироты, бездомные люди, безнадзорные несовершеннолетние, освобожденные из мест лишения свободы и т.д.);
2) лицам, имеющим право на адресную социальную помощь;
3) участникам Великой Отечественной войны и лицам, приравненным по льготам к участникам Великой Отечественной войны;
3-1) ветеранам боевых действий на территории других государств;
4) инвалидам первой и второй группы;
5) пенсионерам по возрасту;
6) престарелым и инвалидам, проживающим в медико-социальных учреждениях (организациях) для престарелых и инвалидов общего типа;
7) иным лицам, находящимся в затруднительном социальном и финансовом положении.

Международный опыт также указывает на позитивное влияние услуг pro bono на общее развитие правосудия в стране.

Практика оказания бесплатной юридической помощи в Европе предшествует зарождению самого понятия pro bono, так, еще в XIII-XIV веках французская гильдия адвокатов (batonnier), призывала всех юристов по возможности оказывать бесплатную консультационную помощь нуждающимся и малоимущим людям.

В США предоставление юридической помощи малоимущим рассматривается в качестве профессиональной ответственности юриста. Согласно Типовому положению 6.1 Американской ассоциации юристов, каждый юрист должен стремиться к тому, чтобы, по меньшей мере, 50 часов в год его работа отводилась на предоставление юридических услуг pro bono.

Другая американская профессиональная юридическая организация Pro Bono Institute разработала «Декларацию принципов Pro Bono». Каждая юридическая фирма, подписывающая декларацию, обязуется посвящать бесплатной юридической помощи 3-5% совокупного времени работы фирмы.

Таким образом, зарубежный опыт pro bono нацелен, в первую очередь, на уязвимые слои населения, лиц, которые не могут позволить себе юридическую помощь, но, тем не менее, нуждаются в ней.

В Республике Казахстан в настоящее время существует понятие гарантированной государством юридической помощи, которая оказывается лицам, имеющим право на получение бесплатной гарантированной государством юридической помощи, в случаях и порядке, установленных законодательством Республики Казахстан об административных правонарушениях, уголовно-процессуальным, гражданским процессуальным законодательством Республики Казахстан и Законом РК «Об адвокатской деятельности и юридической помощи».

Однако отличие гарантированной государством юридической помощи от безвозмездной юридической помощи pro bono, заключается в том, что гарантированная государством юридическая помощь оказывается только в определенных случаях, указанных в законодательстве, и она оплачивается государством.

Услуги pro bono могут оказываться юридическим сообществом на безвозмездной основе и на добровольных началах. При этом минимальный объем и порядок оказания таких услуг должен регулироваться самими адвокатами, юристами, в лице саморегулируемых организаций и т.д.

Внедрение подобных услуг в Республике Казахстан поможет укрепить доступ граждан к правосудию, снизить социальную напряженность, повысить правовую ответственность и юридическую грамотность.

Разумеется, в целях стимулирования юридического сообщества, необходимо законодательно предусмотреть механизм поощрения юристов, оказывающих подобные услуги гражданам. Так, к примеру, государством может стимулироваться деятельность субъектов по оказанию комплексной социальной юридической помощи посредством присуждения почетных званий для субъектов, осуществляющих такую деятельность.

Также субъекты, оказывающие услуги pro bono могут претендовать на определенные налоговые льготы. А в случае если оказание комплексной социальной юридической помощи привело к положительному результату, выразившемуся в получении клиентом денег, субъект юридической помощи может иметь право на получение вознаграждения в размере не более десяти процентов от имущественного взыскания, а также расходы по оплате государственной пошлины.

Также, для адвокатов, оказывающих услуги pro bono необходимо предусмотреть преимущественное право включения в список адвокатов, участвующих в системе оказания гарантированной государством юридической помощи.

Эти поощрения, безусловно, стимулируют развитие в юридическом сообществе Казахстана услуг на началах pro bono. Однако последнее слово в любом случае будет оставаться за самими юристами, так как услуги оказываются исключительно добровольно.

Необходимым видится также законодательно прописать обязанность по опубликованию открытой информации об объеме и количестве оказанных ими услуг pro bono.

На перспективность развития услуг pro bono указывают и мировые тенденции, существующие в данном направлении. Так, на международном уровне была принята Декларация принципов pro bono Международной ассоциации юристов (IBA) 2008 г.

В ней сформулировано полное определение понятия «оказание юридической помощи на основе pro bono, содержащее все его основные признаки: «оказание юридической помощи с тем же уровнем качества, который предоставляется коммерческим клиентам, без вознаграждения или ожидания вознаграждения и в связи с поддержкой малообеспеченных, уязвимых и оказавшихся на обочине жизни общества слоев населения, а также сообществ и организаций, предоставляющих им поддержку».

Таким образом, внедрение в казахстанскую юридическую практику комплексной социальной юридической помощи pro bono, пойдет на пользу не только самим гражданам Республики Казахстан, которые смогут получить доступ к бесплатной, высококвалифицированной юридической помощи, но и самому юридическому сообществу.

Во-первых, подобная практика повысит социальную ответственность юристов. Сделает доступ к юридическим услугам более доступным для населения, при этом стимулируя самих юристов поощрениями и льготами. Во-вторых, внедрение прогрессивного международного опыта, будет способствовать дальнейшей модернизации казахстанской юридической системы.

При этом в настоящее время многие адвокаты и юридические фирмы в Казахстане уже оказывают бесплатную юридическую помощь и консультации, хотя объем такой помощи остается небольшим. И движут юридическими фирмами не только благотворительные цели, но позитивная реклама самой фирмы, улучшение имиджа и создание доверительной атмосферы во взаимоотношениях с клиентом.

В образовательных целях в 2012 году некоторыми казахстанскими вузами были созданы юридические клиники, в которых предоставляются услуги социально-уязвимым слоям населения. Так, например, в KIMEP студенты юридического факультета под руководством профессоров оказывают такую помощь. Юридическая клиника занимается вопросами по гражданскому, административному, семейному и трудовому законодательству.

В любом случае такая инициативная помощь нуждается в законодательном урегулировании и поддержке со стороны государства.

На перспективность развития услуг pro bono указывает и тот факт, что рейтинг ведущих западных юридических фирм определяется, в том числе исходя из оказания ими услуг pro bono. Например, The American Lawyer ежегодно публикует рейтинг американских и международных юридических фирм. Количество часов, потраченных на оказание услуг pro bono, является одним из четырех критериев для составления рейтинга наряду с общим доходом фирмы за прошедший год, удовлетворенностью сотрудников фирмой и репрезентативностью меньшинств в коллективе.

Внедрение комплексной социальной юридической помощи — pro bono, безусловно, будет являться одним из методов укрепления верховенства закона в Республике Казахстан.

Абдрахманова Сайма / ведущий научный сотрудник Института законодательства РК, магистр юридических наук
Сабиров Камал / научный сотрудник Института законодательства РК, магистр юридических наук
Абдильдина Данара / младший научный сотрудник Института законодательства РК, магистр права

 8,239